Популярные статьи

Многостороннее сотрудничество в области регулирования использования технологий искусственного интеллекта image

Полтора года назад в России была сформулирована стратегия развития ИИ. Два десятка стран, принявшие национальные ИИ-стратегии, видят пути развития искусственного интеллекта примерно одинаково, но интересы государств не совпадают, а часто – противоречат. Задача государственных органов, ответственных ...

Союзники России по ОДКБ: оценка качества диалога и возможности выработки совместных позиций по ключевым вопросам ядерного нераспространения и разоружения image

В декабре 1991 года Советский Союз прекратил своё существование. Теперь уже для России особенно острым стал вопрос поиска союзников. Если во времена Холодной войны Советский Союз возглавлял Организацию Варшавского договора, то после его распада оказалось, что вокруг России нет ни одного союзника. По...

Роль Конгресса США в формировании и реализации политики в сфере контроля над ядерными вооружениями image

При анализе политики США в сфере контроля над вооружениями акцент обычно делается на действиях, предпринимаемых исполнительной ветвью власти: президентом, Советом национальной безопасности, Государственным департаментом, Министерством обороны и Министерством энергетики. Однако, как и в любой другой ...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

«Я не вижу экзистенциальных вызовов перед СВПД»

Сайед Казем Саджадпур

В ходе предвыборной кампании Дональд Трамп обещал выйти из соглашения по иранской ядерной программе, в апреле 2017 г. новая администрация США начала оценку Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) на соответствие американским интересам. В интервью для Ядерного Контроля заместитель министра иностранных дел Ирана, руководитель Центра международных исследований и образования Сайед Казем Саджадпур рассказал директору программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрею Баклицкому о выполнении СВПД и перспективах сотрудничества между Ираном и США.

– Как бы Вы оценили выполнение СВПД новой администрацией США?

– Я бы сказал, что это продолжение курса, который был проложен предыдущим президентом, принципиально ничего не изменилось, и можно предположить, что, несмотря на риторику, звучавшую в ходе президентской кампании, новая администрация будет придерживаться СВПД.

– Недавний контракт Boeing и Iran Aseman Airlines это тоже продолжение старого курса? Ведь президент Трамп мог бы его заблокировать.

– Могут быть разные интерпретации этой сделки. Например, экономическая, поскольку американские компании проигрывали своим европейским и российским конкурентам на иранском рынке, или правовая, и так далее. Но я считаю, что ее также можно объяснить продолжением политики, которая была начата до Трампа.  

– Как Вы оцениваете блокирование Великобританией покупки Ираном казахстанского урана? Какие последствия это будет иметь для СВПД в целом?

– Я не назвал бы это ключевым вопросом, но этот пример хорошо иллюстрирует классическое англосаксонское сотрудничество. И речь идет не только про конкретный случай, в целом, заметно, что позиция Лондона сдвигается в сторону повестки, определяемой на другой стороне Атлантики. Что касается непосредственно сделки по урану, я не думаю, что она станет заметным камнем преткновения, в итоге ситуация будет разрешена.

В целом, я не вижу экзистенциальных вызовов перед СВПД. Соглашение работает, есть определенные колебания в том, как оно выполняется, но, в целом, я думаю, продолжение его реализации в текущем виде отвечает интересам всех участников.    

– Включая США?

– Исходя из того, что я слышу и читаю, похоже, что в США формируется консенсус по поводу того, что выход из СВПД не отвечает интересам страны.

– После победы Дональда Трампа на президентских выборах обсуждалась возможность сотрудничества США, России и Ирана в борьбе с ИГИЛ (запрещенная в России организация). Насколько реалистично это выглядит сейчас?

– Я думаю, что причины, по которым Иран и Россия борются с ИГИЛ отличаются от причин, по которым с ИГИЛ борются США. И та и другая сторона использует термин ИГИЛ, но мы смотрим на него под разными углами. Различие во взглядах, приоритетах и стратегии неизбежно приведет к конфликту, что делает совместную деятельность невозможной.  

– Как должна измениться политика США, чтобы сотрудничество стало возможным?

– А у США есть какая-нибудь последовательная политика?


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, выпуск № 4 (486), Май 2017

Обсуждение

 
 
loading