Популярные статьи

В эксклюзивном интервью «Ядерному Контролю» директор по исследованиям организации European Leadership Network (ELN) Лукаш Кулеса рассказывает о том, каким образом европейцы видят свою роль в решении актуальных проблем нераспространения и контроля над вооружениями.

1. Совместный всеобъемлющий план де...

Вопрос сотрудничества между зонами, свободными от ядерного оружия, (ЗСЯО) нечасто поднимается в рамках обзорного процесса Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и других тематических международных площадок. Государства уделяют больше внимания вопросам, которые могут оказать критическое ...

А.Г. Арбатов, академик РАН, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова:

«Договор  СНВ-3 явился важным и полезным шагом на полувековом пути ограничения и сокращения стратегических наступательных вооружений. Он обеспечил дальнейшее сокращение вооружений по носителям и ...

Все Статьи

Опрос



 

Авторы

  • Должность : Директор
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Координатор Программы «Нераспространение и Россия», редактор бюллетеня «Ядерный контроль»
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Занозы диалога и попытка уравнения

Орлов В.А., Семенов С.Д.

Эксперты ПИР-Центра Владимир Орлов и Сергей Семенов — о перспективах российско-американского диалога по контролю над вооружениями.

Наследие президента США Дональда Трампа в области контроля над вооружениями будто пепелище. А над пепелищем еще и густой туман. Впервые после окончания Холодной войны Москва и Вашингтон подошли к черте, за которой развал всей договорно-правовой системы, обеспечивающей ясность и предсказуемость в отношении ядерных арсеналов России и США. Когда оказываешься у такой черты, мигом похмелье может выветриться. Если так, то две крупнейшие ядерные державы просто обречены на то, чтобы возобновить работу по спасению, а затем и по капитальному ремонту архитектуры стратегической стабильности…

А если не так? Ведь другой сценарий — это когда голова над самой пропастью закружится и тогда ты в нее, в эту пропасть, безнадежно скатишься…

Пять недель продолжался марафонский мозговой штурм ПИР-Центра и вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. Что мы услышали от близких к будущей администрации Джо Байдена экспертов? Что контроль над вооружениями не разменная монета. Что он одинаково нужен и России, и США.

Конечно, критически важно, чтобы обещанное Байденом продление ДСНВ сопровождалось продолжением консультаций по вопросам стратегической стабильности. Видим мы и то, что готовность демократической администрации к диалогу не означает отхода от ряда прежних позиций. Так, США не откажутся от требований охватить всю номенклатуру ядерных боезарядов и подключить к процессу переговоров КНР. По этим вопросам намечается двухпартийный консенсус, на этом настаивают и американские военные. Однако, как нам кажется, есть шанс, что администрация Байдена подойдет к этим вопросам более реалистично и не будет ждать немедленных успехов. В частности, приближенные к новой администрации эксперты отдают себе отчет: Россия не будет оказывать давление на КНР, чтобы Пекин присоединился к контролю над вооружениями. Но и России не следует ожидать, что Вашингтон будет как-то побуждать Лондон и Париж к участию в многостороннем контроле над вооружениями.

Маловероятно, что Москве и Вашингтону удастся заключить некую всеобъемлющую договоренность.

Скорее вместо единого СНВ-4 стоит выстраивать систему «стратегических уравнений», элементы которой предусматривали бы возможность подключения третьих государств. При этом важны не столько конкретные цифры, сколько механизмы по обеспечению предсказуемости в отношении всех элементов «уравнения безопасности»: традиционных и новых систем стратегического назначения, противоракетной обороны, ракет средней и меньшей дальности.

Один из элементов такой системы мог бы включать общий потолок по всем ядерным боезарядам и отдельные подуровни для стратегических и нестратегических боезарядов (как развернутых, так и находящихся в резерве). Вкупе с ограничениями на количество развернутых и неразвернутых средств доставки это позволило бы, с одной стороны, решить проблему американского возвратного потенциала, а с другой — отчасти снять американские озабоченности относительно российского арсенала нестратегического ядерного оружия.

Кроме того, своевременным было бы договориться о запрете атак против объектов критической инфраструктуры, связанных с ядерным оружием: спутников связи, систем предупреждения о ракетном нападении, систем управления и контроля.

Не питаем иллюзий. В битвах за вытачивание взаимоприемлемого стратегического уравнения будет сломано немало копий. Никуда не денутся занозы российско-американского диалога. Арьергардные бои будут вести и те, кто по-прежнему считает курс Трампа в вопросах стратегической стабильности единственно верным.

Но какова альтернатива? Если Москва и Вашингтон не проявят гибкости и дальновидности сейчас, увязнут в спорах о мелочах, то скоро и разрушать-то будет нечего. Туман рассеется — и мы увидим одни руины, которым уже никакой ремонт не поможет.


Выходные данные cтатьи:

Газета "Коммерсантъ" №235 от 22.12.2020, стр. 6

Обсуждение

 
 
loading