Участие КНР в обзорном процессе ДНЯО 2017-2021 гг.

15.04.2021

В преддверии 10-й Обзорной конференции (ОК) Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), краеугольного камня глобального режима нераспространения, все большее внимание уделяется усилиям государств, преимущественно ядерных, по укреплению договора. Под влиянием многочисленных попыток Вашингтона усадить Пекин за стол переговоров по СНВ, сложился искаженный образ Китая как страны, которая не хочет и не считает нужным участвовать в механизмах контроля над вооружениями, а также не заинтересована в работе над ядерным нераспространением. В последнее время китайская политика неприменения первыми ставится под сомнение, а так называемый «бумажный тигр» КНР, по словам западных аналитиков, продолжает расти. Но при всем этом зачастую несправедливо остаются за ширмой усилия КНР в сфере ядерного нераспространения. В этой связи стоит рассмотреть участие Пекина в обзорном процессе ДНЯО, чтобы понять, хочет ли Китай быть «первой скрипкой» ядерного нераспространения.

 В Белой книге по национальной обороне КНР за 2019 г. подчеркивается, что Китай, обеспечивая глобальную стратегическую стабильность, является активным участником международного контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения. Однако наряду с этим отмечается, что в условиях надвигающейся гонки вооружений, международный режим нераспространения и контроля над вооружениями терпит бедствие. Китай является подписантом Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), членом ДНЯО и МАГАТЭ, официально поддерживает переговоры по Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов (ДЗПРМ). Нельзя не отметить роль Поднебесной в иранской сделке и ядерной проблеме на корейском полуострове. Китай также подчеркивает приверженность ст. IV ДНЯО, о чем свидетельствует неизменная готовность распространять «мирный атом» по всему миру. 

 В 2017 г. в ходе Первой сессии Подготовительного комитета (ПК) ОК ДНЯО глава китайской делегации Фу Цун во время своего заявления сказал, что договор с момента его вступления в силу прошел через «дожди и ветра», играя решающую роль в снижении риска ядерной войны и содействии мирному использования ядерной энергии. Во-первых, китайский дипломат обратил внимание на то, что некоторые страны в ущерб стратегической стабильности продолжают создавать и развертывать глобальную систему противоракетной обороны (ПРО). Во-вторых, Фу Цун подтвердил приверженность Китая созданию ближневосточной зоны, свободной от ядерного оружия и других видов оружия массового поражения (ЗСОМУ), решение по которой уже давно откладывается. В-третьих, не были оставлены в стороне и вопросы ядерного терроризма, ядерной безопасности и физической ядерной безопасности в развивающихся странах. Также было сказано о поддержке неядерных государств в деле полного и всеобщего разоружения, а странам, обладающим ядерным оружием (ЯО), было предложено предпринять практические шаги, включая политику неприменения ЯО первыми, неприменения ЯО против неядерных государств. 

 В представленном китайской делегацией рабочем документе по зонам, свободным от ЯО (ЗСЯО), указывается, что вопросы региональной безопасности и распространения оружия массового уничтожения (ОМУ) тесно взаимосвязаны. КНР призывает Израиль присоединиться к ДНЯО в качестве государства, не обладающего ЯО, и поставить все свои ядерные объекты под контроль МАГАТЭ.

В отношении ядерного нераспространения, согласно китайской точке зрения, государства не должны отказываться от диалога в рамках существующих норм международного права, а идея нераспространения не должна становиться прикрытием для иных устремлений. В этой связи необходимо в полной мере использовать влияние ООН.

 По итогам первой сессии венского ПК ОК ДНЯО в мае 2017 г. Китай выразил готовность возглавить усилия на втором этапе процесса разработки глоссария ключевых ядерных терминов, а также подтвердил приверженность политике неприменения ЯО первым. Помимо этого, были выдвинуты следующие рекомендации: приостановить разработку и развертывание систем ПРО, подрывающих стратегическую стабильность, предотвратить милитаризацию космоса и укрепить превентивную дипломатию в области контроля над вооружениями.

 В Женеве в 2018 г. на второй сессии ПК ОК ДНЯО Китай заявил, что он всегда проявлял максимальную сдержанность при разработке ЯО, ограничивая свой потенциал минимальным уровнем для обеспечения национальной безопасности. Пекин вновь подтвердил свою приверженность политике неприменения первым ЯО, а также свое обязательство не применять ЯО и не угрожать его применением против государств, не обладающих ядерным оружием. Китайская делегация особо выделила принцип многосторонности в сфере безопасности и пагубное влияние менталитета холодной войны и голого прагматизма. В представленном со стороны Китая рабочем документе предлагается обеспечивать сбалансированное соотношение между ядерным распространением и использованием ядерной энергии в мирных целях. Что касается корейской проблемы, то здесь был заявлен «двухвекторный подход», содействующий денуклеаризации полуострова и одновременному созданию механизма обеспечения мира и стабильности. В качестве основы для ядерного разоружения предлагается «поддержание глобальной стратегической стабильности» и «ненанесения ущерба всеобщей безопасности».

 В апреле 2018 г. на брифинге СБ ООН по вопросам нераспространения Китай призвал отвергнуть односторонность, двойные стандарты и дискриминационную политику с тем, чтобы сохранить авторитет международного режима нераспространения. На второй сессии ПК Россия и КНР в совместном заявленииподтвердили свою неизменную поддержку Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), показав, что проблемы в области нераспространения могут быть урегулированы только в соответствии с ДНЯО. Особо подчеркивалась ключевая и независимая роль МАГАТЭ в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы, а также необходимость для всех участников в полном объеме выполнять свои обязательства. 22 декабря на открытом заседании СБ ООН по иранской ядерной программе постпред КНР при ООН посол Гэн Шуан заявил о том, что нужно приложить все усилия, чтобы вернуть СВПД в нужное русло. Данное высказывание подтверждается недавним соглашением Китая и Ирана о всестороннем стратегическом сотрудничестве.      

 На третьей сессии ПК ОК ДНЯО 2019 г. в Нью-Йорке Китай выступил в роли председателя «ядерной пятёрки». Пекин в 2019 г. продемонстрировал свою конструктивную роль в подготовке ОК ДНЯО, перезагрузив процесс P5 после двухлетнего перерыва и координируя работу по изданию ядерного глоссария. От лица P5, Фу Цун вновьобозначил важность продолжения второго этапа работы над глоссарием ядерных терминов. По мнению Пекина, дальнейшая дискуссия по ядерной терминологии способствует укреплению доверия и уменьшению недопонимания между странами ядерной пятерки. Немаловажным элементом является отношение Китая к Договору о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО). В этот раз глава китайской делегации от лица P5 заявил, что ДЗЯО противоречит ДНЯО и подрывает его основы. Несмотря на беспокойство КНР по поводу возможного влияния ДЗЯО на политику неприменения ЯО первым, Пекин во многом разделяет дух договора, некоторые принципы которого коррелируют с целями китайской международной политики. Для Китая по-прежнему полное запрещение и уничтожение ЯО остается основополагающим решением проблемы обеспечения глобальной безопасности.

 Согласно соответствующим требованиям, сформулированным на обзорных конференциях 2000 и 2010 годов, правительство КНР предоставило доклад об осуществлении ДНЯО. В нем рассматривается информация о национальных мерах по ядерному разоружению и нераспространению, о мерах по транспарентности и укреплению доверия. В докладе заявляется: «Ядерная война никогда не должна быть развязана, в ней не может быть победителей». Китай выступает за скорейшее вступление в силу ДВЗЯИ и строго соблюдает свое обязательство в отношении моратория на ядерные испытания. Как заявляется в китайском рабочем документе по ядерному нераспространению, следует решительно выступать против практики односторонних выходов из многосторонних соглашений и механизмов. Китай решительно выступает против всех форм ядерного распространения, добросовестно и всеобъемлющим образом выполняет свои международные обязательства в отношении нераспространения и неукоснительно соблюдает соответствующие резолюции СБ ООН. 

 В течение третьей сессии ПК Китай активно призывал других членов ядерного клуба к предоставлению гарантий безопасности неядерным странам и настаивал на юридическом закреплении данных гарантий. КНР активно стремиться начать предметную работу на Конференции по разоружению (КР) в Женеве по заключению правового документа, касающегося безопасности неядерных государств. Кроме, того все ядерные государства, по мнениюкитайской делегации, должны уменьшать ту роль, которую играет ЯО в их политике национальной безопасности. Также Китай остается приверженным политике неразмещения ЯО за рубежом. В июне 2019 г. Китай совместно с Россией призвали страны-участницы ДНЯО вернуть все ЯО из-за границы на их национальные территории. В совместном заявлении Владимира Путина и Си Цзиньпина говорится о том, что некоторым государствам следует отказаться о практики «совместных ядерных миссий», символизирующей безответственный подход к выполнению обязательств по ДНЯО. Лидеры назвали ДНЯО одной из основ современной системы международной безопасности, поддержали ДВЗЯИ и подтвердили центральную роль ООН в процессе контроля над вооружениями.

 Говоря о конкретных усилиях Китая по созданию зон, свободных от ЯО (ЗСЯО), необходимо отметить готовность КНР поддержать создание безъядерной зоны не только на Ближнем Востоке, но и в Юго-Восточной Азии (ЮВА). После 20-летнего возражения против регионального соглашения стран АСЕАН директор департамента по контролю над вооружениями МИД КНР Фу Цун в Твиттере заявил, что Пекин готов подписать протокол к Бангкокскому договору. Однако, как написали в South China Morning Post, данный шаг мог быть составляющей растущего американо-китайского соперничества и попыткой расширить свое региональное влияние. Китайский аналитик Тун Чжао сказал, что подписание протокола будет лишь символическим шагом и не повлияет на разрешение территориальных споров Китая с его соседями по ЮВА.  

 Таким образом, можно сделать вывод о том, что Китай выступает за построение широкого консенсуса в рамках ДНЯО. Сегодня в условиях, когда Великобритания (страна-депозитарий ДНЯО), увеличивая свой ядерный арсенал и игнорируя статью VI договора, оказывает деструктивное влияние на обзорный процесс ДНЯО, вряд ли представляется возможным упрекать Пекин в безразличии к режиму ядерного нераспространения и тем более обвинять его в нарушении ДНЯО. В связи с этим Китай, скорее всего, имея относительно выигрышную позицию накануне ОК ДНЯО 2021 г., будет действовать поэтапным образом в рамках существующих переговорных механизмов.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading