Тэги

Календарь

Укажите период
21.06.2016

«Сегодня перед режимом ядерного нераспространения стоит ряд острых вызовов. Их можно разделить на четыре основные категории: сохраняющиеся сложности с выполнением и универсализацией договора, нарушение стратегической стабильности, снижение эффективности механизмов многосторонней дипломатии и отсутствие прогресса по созданию ЗСОМУ на Ближнем Востоке», — «Меры по упрочению международного режима ядерного нераспространения в 2016 – 2020 гг.»

08.06.2016

«Темой форума АТОМЭКСПО-2016 была заявлена «Атомная энергетика как основа безуглеродного энергобаланса». После того, как отрасль оказалась практически не представленной на международной климатической конференции COP21 в ноябре-декабре 2015 г. и в принятом по ее итогам Парижском соглашении, представители атомной энергетики не могли не отреагировать. Вопросам вклада атомных технологий в устойчивое развитие на конференции было уделено важное место», – директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.

07.06.2016

«Все, что происходит в рамках ОБСЕ в вопросах международной информационной безопасности, относится к сфере мер доверия и безопасности, т.е. все это, по определению, следует относить к военной сфере. Однако этот факт почему-то часто упускают из виду. А зря. Из этого следует фактическое признание государствами ОБСЕ наличия в современных международных отношениях войн в информационном пространстве (с использованием информационных средств воздействия) и желания вести их как бы более гуманно, „доверяя“ друг другу», — Александр Федоров, член Экспертного совета ПИР-Центра.

24.05.2016

«Гуманитарная риторика привела к поляризации позиций в обзорном процессе ДНЯО. Обособилась группа наиболее радикально настроенных в отношении процесса разоружения государств, готовых делегитимизовать обладание ядерным оружием путем принятия дополнительных правовых документов. Эта группа государств выделилась из более широкой группы стран, остальные участники которой, хотя и выступают за скорейшее разоружение, не готовы к столь радикальным мерам», — Алена Махукова, научный сотрудник ПИР-Центра.


11.05.2016

«Разбавление плутония инертным разбавителем оставляет путь возврата его в оружейное состояние. Такой подход американской стороны поневоле вызывает вопрос, что же является главной целью Соглашения с американской точки зрения: Первый по-настоящему крупный шаг к ядерному разоружению в соответствии со статьёй VI ДНЯО? Или предотвращение угрозы ядерного терроризма, что активно обсуждается сторонниками «разбавления»? С российской точки зрения первая задача имеет более важное значение с точки зрения глобальной безопасности. Вторая задача, безусловно очень важна, но она требует другого подхода к её решению», – директор Аналитического центра по нераспространению Геннадий Пшакин.


21.04.2016

«Круглый стол с участием экспертов ПИР-Центра представляет собой мероприятие профессионального уровня. Андрей Баклицкий и Олег Демидов рассказали понятным языком о сложнейших деталях устройства как интернета, так и ядерной бомбы, они прояснили огромное количество тонкостей их функционирования и значения. Я рад, что мне была предоставлена возможность участвовать в этом мероприятии и обсудить с экспертами наиболее актуальные явления в современном мире, такие как интернет, ядерные программы Ирана и КНДР», — Андрей Чистяков, студент факультета международных отношений МГИМО (У) МИД РФ.

12.04.2016

«Нынешние вызовы и угрозы информационной безопасности критически важных объектов (КВО) показывают — следующих десяти лет на доведение до ума классификаций и уточнение подходов к обеспечению информационной безопасности (ИБ) КВО у Евросоюза больше нет. Нужно ускоряться и создавать действенные трансграничные механизмы в нише ИБ КВО уже сейчас. Этот вывод актуален не только для Евросоюза, но и для России — тем более, что в российском случае отсутствует необходимость в сложнейшем процессе увязки национальных подходов на верхнем, надгосударственном этаже регулирования», — Олег Демидов, консультант ПИР-Центра.

06.04.2016

«В реальных боевых действиях определить, кто воюет, значительно проще — можно съездить и посмотреть на месте. Когда мы имеем дело с боевыми действиями с применением компьютерных технологий, далеко не всегда можно определить, откуда произошла атака, кто ее осуществлял, и уж тем более контролировалась ли она государством, с территории которого производилась, и в какой мере», – Мария Гаврилова, старший советник по правовым вопросам Региональной делегации Международного Комитета Красного Креста (МККК) в РФ, Беларуси и Молдове.

04.04.2016

«Я лично считаю, что наиболее важен план действий по МАГАТЭ, потому что, судя по всему, все основные задачи в дальнейшем будут возложены на Агентство. И позиция России заключается в том, что задачи по укреплению физической ядерной безопасности надо решать так, как это и раньше делалось – в рамках МАГАТЭ», – ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии Владимир Рыбаченков.

30.03.2016

«Главная угроза для ДНЯО и режима ядерного нераспространения состоит в том, что каждый тянет одеяло на себя. В результате, размывается консенсусный подход, – а ведь именно он позволял в «успешные» для Договора пятилетки цементировать режим, минимизировать риск его эрозии,», – Владимир Орлов, член Консультативного совета по вопросам разоружения при Генеральном секретаре ООН, советник ПИР-Центра.

loading